Футбол

Аргентинец Д’Алессандро стал легендой в Бразилии, а теперь покоряет Уругвай

13

И жизнь, и слезы, и любовь

Д’Алессандро подошел к зеркалу в раздевалке и ужаснулся, увидев впалую правую скулу. Ни помывшись, ни переодевшись Андрес поехал в больницу. С помощью микронадрезов на сломанную кость установили титановую пластину, и несколько дней он питался только супом через трубку. В итоге — потерял пять килограммов и месяц не играл. Защитник «Жувентуде» Феррейра, упавший на его лицо коленом, даже не позвонил. А спустя полгода — порвал крестообразные связки.

Андрес же через шесть месяцев — с барабаном в руках — подпевал фанатам «Интернасьонала», празднуя победу в Кубке Либертадорес-2010. Он полжизни грезил этим титулом — с тех пор, как подавал мячи на домашнем для «Ривер Плейта» финале-1996 и фотографировался с победителями — Франческоли, Ортегой, Альмейдой и Гальярдо.

После рождения детей Андрес стал очень плаксивым. Не сдержался и после триумфа-2010. Радость смешалась с воспоминанием о бабушке Беатрис — ее лицо Андрес вытатуировал на груди. Она кормила пастой каннеллони, утешала, когда игнорировали детские тренеры, хранила под матрасом газетные вырезки о нем, но умерла после пересадки почки. За пять лет до признания внука лучшим футболистом Южной Америки.

В опросе уругвайского издания El País Андрес опередил Верона с Неймаром. На пороге тридцатилетия он достиг карьерного акме, но, добившись многого, упустил главное — Марадона не взял его на чемпионат мира.

Трудно быть богом

Они познакомились в 1995-м. Диего тогда тренировал «Расинг», с детства обожаемый Андресом. Домашние матчи Д’Алессандро смотрел с отцовских плеч, а на выездные, повзрослев, ездил в фанатском автобусе. Еще он десятки раз пересмотрел кассету с победным финалом Суперкубка Либертадорес-1988 и навсегда влюбился в игру уругвайского лидера того «Расинга» Рубена Паса.

А Марадона был не просто кумиром — богом. В «Расинге» ему помогал Рикардо Пельерано, отец партнера Д’Алессандро по детской команде «Эстрелья де Мальдонадо». Узнав об этом, Андрес напросился в раздевалку, поздоровался с Диего и замер, как турист, впервые попавший в галерею Уффици.

Когда Д’Алессандро заиграл в «Ривере», Марадона хвалил его и звал в свое телешоу «Ночь десятки». Совсем уж сблизились, когда брат Андреса Марсело закрутил роман с дочерью Диего Джанинной. Марадона брал Марсело в Неаполь на прощальный матч защитника Чиро Феррары, приглашал обоих братьев на рождественские вечеринки, а в 2005-м посетил свадьбу Андреса.

Короче, Д’Алессандро надеялся, что Диего хотя бы объяснит, почему не берет в сборную, но узнал правду не от него, а от журналиста, близкого к семье Марадоны: «Твой брат расстался с Джанинной по-плохому, и Диего видел ее слезы. Он поставил на тебе крест. Забудь о сборной. Он никогда тебя не позовет».

От «Вест Хэма» до «Барселоны»

Андрес думал, что не вызовут и на молодежный чемпионат мира-2001, проходивший в Аргентине. Он злил тренера Хосе Пекермана отказом от бесед с психологом, спущенными гетрами, развязанными шнурками и не заправленной майкой. А главное — проигрывал конкуренцию Пипи Романьоли с Макси Родригесом.

Но за две недели до турнира сломался другой полузащитник, Ливио Прието из «Индепендьенте», и Андреса экстренно включили в заявку. В первом матче он забил финнам через шесть минут после выхода на замену, а полуфинал с Парагваем украсил метким ударом в угол с двадцати пяти метров (после чего показал майку со словами поддержки Чори Домингесу, сломавшему ногу в четвертьфинале).

Аргентина тогда добыла золото, а Д’Алессандро — еще и Серебряный мяч, приз второму по ценности игроку турнира. Уступил Андрес только Хавьеру Савиоле, которому отдал четыре из шести голевых пасов на турнире.

«Как и я, Хавьер из-за маленького роста редко играл за младшие команды «Ривера», — сказал Д’Алессандро своему биографу Диего Борински. — Но в 1998-м он прорвался в основу, и я поверил, что тоже могу стать профессиональным футболистом. До этого я психовал, отказывался ходить на тренировки и просил отца отвести меня в другой клуб».

Из «Ривера» его не отпустили. Потом Бьелса позвал на тренировку сборной (частое поощрение для аргентинских юниоров — sportbox.ru), а Рамон Диас — в основу клуба. Андресом заинтересовалась «Парма», и, боясь потерять его, «Ривер» заключил с ним первый контракт. Это позволило арендовать новый дом в районе Ла Патерналь — до этого Д’Алессандро двадцать лет жил с родителями у бабушки с дедушкой.

А вскоре Диаса сменил Толо Гальего. Тот полагался на ветеранов и за год лишь трижды выпустил Андреса. Чтоб не закиснуть, тот слетал в начале 2001-го на просмотр в «Вест Хэм». Было классно: экс-форвард «Реала» Давор Шукер помогал с переводом, тренер Гарри Реднапп называл новым Марадоной, но «Ривер» не продал Андреса за четыре миллиона евро, и он вернулся на скамейку. Только молодежный чемпионат мира вытолкнул его из замкнутого круга.

В декабре 2002-го он полетел с агентом Марсело Симоняном подписывать контракт с «Барселоной».

Девушка без Андреса

Они поселились в отеле Princesa Sofía в пяти минутах от «Камп Ноу». Андрес посетил матч Лиги чемпионов с «Ньюкаслом» и дал интервью каталонской телепрограмме. Бразильский хавбек Фабио Рошембак сводил его на ужин в портовый ресторан и показал город, а боссы «Барсы» устроили вертолетную экскурсию, подарили майку с одиннадцатым номером и познакомили в клубной академии с 15-летним Месси. Тренер Луи ван Гал добавил: «Ждем тебя в команде».

Поездка завершилась игрой за сборную мира в матче, посвященном 100-летию «Реала». Через Эстебана Камбьяссо Андрес попросил у Зидана майку с пятым номером и улетел с ней домой — уверенный, что через полгода вернется в Испанию насовсем.

На родине он уже ощущал себя поп-звездой. Поклонницы заваливали письмами, бросали на балкон мягкие игрушки, а новый тренер «Ривера» Пеллегрини доверил капитанскую повязку. Опьяненный славой и новыми знакомствами, Андрес расстался со своей девушкой Эрикой, а в перерыве матча с «Сан-Лоренсо» поругался с тренером.

Того взбесило, что Д’Алессандро, получив желтую за споры с судьей, вскоре картинно упал и чудом избежал удаления за симуляцию. Андрес ввязался в спор, а потом снял бутсы и отказался возвращаться на поле. Конфликт сгладил опытный хавбек Чачо Коудет. Он успокоил игрока, потом тренера, помирил их, и во втором тайме Андрес забил, а «Ривер» победил 4:0.

Спустя несколько лет Д’Алессандро и Пеллегрини встретились в матче «Сарагоса» — «Вильярреал». Мануэль сказал: «Видишь, сколько у меня седых волос? Большинство — из-за тебя».

Немецкий беспорядок

А с «Барсой» Андрес разминулся — агент Симонян не договорился о комиссии. Перейдя вместо этого в «Вольфсбург», заплативший «Риверу» десять миллионов долларов, Д’Алессандро включил в контракт пункт о поставке запчастей с завода «Фольксваген» в автомастерскую отца, а также купил дома себе, родителям и брату (Марсело тоже приезжал в «Вольфсбург», но провалил первый же тест — из необходимых восьми километров пробежал три и спекся, занявшись позже электронной музыкой).

Прощание с «Ривером» вышло напряженным. Во-первых, проиграли 1:3 «Расингу», куда Андреса так никогда и не позвали. Во-вторых, уход Д’Алессандро был оттенен драмой полузащитника Астрады — его отца похитили, но Лео все равно вышел на поле, чтобы провести последний матч в карьере.

В Вольфсбурге напряжение усилилось. Андрес не скучал, подружившись с владельцами итальянских ресторанов у отеля Holiday Inn, но к немецким порядкам привыкал с трудом. Сначала он — по жалобе соседей — был оштрафован за неподстриженную траву у дома, а потом посинел и начал задыхаться от внутривенных витаминов, введенных врачом клуба.

«Стало очень плохо, но, к счастью, доктор быстро воткнул мне в задницу декадрон, и я вернулся в нормальное состояние, — вспоминал Д’Алессандро в своей книге «Упрямый», вышедшей весной 2021-го. — Все могло закончиться гораздо хуже».

В первом немецком сезоне Андрес уступил по числу голевых пасов только Баллаку и бразильцу Франсе из «Байера», но потом увяз в ссорах с тренерами.

Узнав, что бабушка тяжело больна, Д’Алессандро собрался в Аргентину. Тренеру Эрику Геретсу это не понравилось. Он просил задержаться на несколько дней и не пропускать важную игру, но Андрес не послушался и через Амстердам улетел в Буэнос-Айрес, успев к Беатрис за день до ее смерти.

Другой тренер — Клаус Аугенталлер — после двух стычек отправил Д’Алессандро во вторую команду. Тогда про «нового Марадону» вспомнил Гарри Реднапп, позвавший спасать от вылета «Портсмут». Андрес согласился — он мечтал вернуться в сборную и нуждался в игровой практике.

Его жене Эрике пришлось переезжать в Англию на восьмом месяце беременности.

Юношеский роман

Он впервые увидел ее в 1998-м — в клубе Los Play, где тратил на бильярд и боулинг деньги, заработанные доставкой пиццы и помощью дяде-сантехнику. На школу уже не отвлекался — выгнали за ссору с учителем (среднее образование он домучил только в тридцать семь лет).

«Эрика жила в трех кварталах от меня. Ее отец умер, когда она была маленькой, а ее мать Нильда не очень-то мне радовалась. Не говоря уж о трех доберманах, которые жили в их доме, — сообщил Д’Алессандро в автобиографии. — Самая большая собака — Панча — рычала на меня, когда я подходил к комнате Эрики. Блин, я ее боялся».

После двухлетней разлуки Андрес позвонил из Германии их общей подруге Белен: «Скажи Эрике, что мне плохо. Я скучаю по ней, реву по ночам и хочу поговорить».

Эрика работала официанткой, встречалась с другим парнем и не хотела слышать про Андреса. Но он названивал, а потом прилетел в Буэнос-Айрес, встретил на автобусной остановке и позвал в Германию. В начале 2004-го она переехала в Вольфсбург и устроилась на курсы немецкого языка.

Через полтора года на их свадьбу в Аргентине прилетели новые друзья — сотрудник Deutsche Bank, а также переводчик и иранский массажист «Вольфсбурга».

Английский пациент

«В Германии очень организованная система здравоохранения, — отметила Эрика в мемуарах мужа. — У меня все было распланировано, но мы переехали в Портсмут, а там хотели, чтобы роды были как можно более естественными — без эпидуральной анестезии. Мне было очень плохо».

Рождение дочери Мартины смягчило шок Андреса от английского футбола. Он играл левым хавбеком в схеме 4-4-2, жил в номере с молчаливым сербом Огненом Короманом и терпел тесную раздевалку с двумя деревянными скамейками.

Зато нашел новых приятелей. Португальский хавбек Педру Мендеш помогал общаться с британцами, а уругвайский форвард Дарио Сильва подвозил на тренировки и после ухода из «Портсмута» оставил Андресу свою машину.

«Спустя полгода ему ампутировали пол-ноги после автокатастрофы. Я позвонил Дарио и поблагодарил за все, что он для меня сделал, — вспоминал Д’Алессандро в автобиографии. — А он сказал, что готовится к соревнованиям по академической гребле и не планирует унывать».

Годы спустя Сильва разорился, осел в Малаге и стал официантом в пиццерии Frascati, а в 2020-м — скаутом «Кадиса».

Испанский стыд

Андрес тоже выбрал Испанию. В Англии он ограничился голом «Чарльтону» и голевым пасом конголезцу ЛуаЛуа в игре с «Арсеналом», но все же помог «Портсмуту» остаться в премьер-лиге. Дальше собирался в «Бенфику», но тренер «Сарагосы» Виктор Фернандес увлек перспективой совместного созидания с Пабло Аймаром и Диего Милито.

Как и в «Вольфсбурге», первый сезон получился успешным. «Сарагоса» финишировала шестой и вышла в Кубок УЕФА, а Андрес веселился с новыми партнерами и на поле, и в буфете, где игроков после тренировок кормила бабушка хавбека Анхеля Лафиты.

Андрес так полюбил Сарагосу, что купил там дом, но на второй год все испортилось: ссоры с Фернандесом, драка с Аймаром и возвращение в Аргентину. Д’Алессандро стремился в «Ривер», но совпал в этом желании только с тренером Симеоне — не с руководством.

Тогда он примкнул к «Сан-Лоренсо», тренируемому Рамоном Диасом, и вышиб свой бывший клуб из плей-офф Кубка Либертадорес-2008. В то же время «Сарагоса», которой Андрес все еще принадлежал, вылетела из Ла Лиги.

О возвращении туда не было и речи, но Андрес все еще хотел играть в Европе и сильно удивился, когда агент Матиас Альдао выбил ему в бразильском «Интернасьонале» даже большую зарплату, чем в «Сарагосе». Клуб из Порту-Алегри нуждался в новой звезде после ухода капитана Фернандао и с помощью владельца супермаркетов Делсира Сонды купил Д’Алессандро за семь миллионов долларов.

«Говорят, ты когда-то сказал, что ненавидишь бразильцев. Это правда?» — спросил вице-президент «Интера» Фернандо Карвальо на встрече с Андресом в отеле Caesar Park. — «Ерунда. Я даже отпуск проводил в Бразилии». — «У тебя противоречивая репутация». — «Я суперпрофессионал. Уважайте меня — и не будет никаких проблем».

Слова Андреса подтвердил выигравший с ним афинскую Олимпиаду Бьелса. «Он великий полемист и анализирует все тренерские решения — особенно затрагивающие его, — сказал Марсело в книге о Д’Алессандро. — Но даже когда он не соглашался со мной, я чувствовал его поддержку».

Тайсон, Дунга и Форлан

На первых тренировках игроки «Интера» не жалели его. Проверяли — заноет ли, нагрубит ли в ответ. Андрес сдержался, вскоре выиграл с «Интернасьоналом» Южноамериканский Кубок-2008 и — при поддержке Gillette — выбрил на затылке эмблему клуба.

Он играл тогда с экс-сатурновцем Гиньясу, Карвальо из ЦСКА и будущим спартаковцем Алексом, но особенно сдружился со своим соседом по номеру Тайсоном. Сначала тот робел и даже каналы боялся переключать, зато потом пел с Андресом, аккомпанируя на перевернутом мусорном ведре, и знакомил его со своей мамой.

«Тайсон — один из десяти или одиннадцати ее детей, — говорил Д’Алессандро своему биографу Диего Борински. — Он часто советовался со мной и признался позже, что относился ко мне, как к отцу. Заиграв в украинских клубах, он вытащил семью из сложной экономической ситуации и помог нуждающимся в родном Пелотасе. А еще он всегда прилетал на мои благотворительные матчи».

Благотворительностью Андреса увлек Дунга. Тот возглавил «Интер» в декабре 2012-го и реанимировал карьеру Д’Алессандро. Ранее из-за боли в лодыжке аргентинец выпал из состава, поругался с тренером Тите, был дисквалифицирован за нападение на хавбека Виллиама в финале Кубка Бразилии-2009, а в начале 2012-го едва не улетел в «Шанхай».

Его сделали капитаном и повысили зарплату, а болельщики песнями и баннерами убедили остаться. После этого он весь год страдал от мышечных травм.

Дунга же освободил его от защитных хлопот и посоветовал тренажер для укрепления мышц. Заодно Андрес стал заниматься пилатесом с форвардом «Интера» Диего Форланом, забыл про травмы и выдал самый результативный сезон в карьере — двадцать голов.

«Он и мне помог, — признал Дунга в книге о Д’Алессандро. — Однажды Андрес заметил, что тренировка недостаточно интенсивна, и сказал мне при всей команде, что с такой подготовкой мы не победим.

Мы продолжили общаться и после моего ухода из «Интера». Я видел, как его любят болельщики, и предложил поддержать благотворительные проекты, в которых я участвовал с 1993 года. Он стал проводить матчи звезд для помощи детскому онкологическому институту и регулярно звонить мне с вопросом: «Когда у нас следующая акция?»

За шесть матчей Д’Алессандро притушил ненависть между болельщиками «Интера» и «Гремио», сделав для них смешанную трибуну, и собрал полмиллиона долларов. «Самое впечатляющее — видеть конкретный результат нашей работы: новое оборудование в больницах и радостные лица детей», — подчеркнул Андрес в автобиографии.

Хватит, навоевались

Пришедший через два месяца после Дунги тренер Абел Брага добавил полномочий ветеранам «Интера» и фактически сделал Д’Алессандро и Алекса играющими тренерами, доверив им контроль за более молодыми игроками. Это привело к тому, что Андрес сцепился на тренировке с приехавшим из «Удинезе» опорником Виллиансом, который на предсезонке во Флорианополисе упорно опаздывал на командные обеды.

Дальше Андрес поругался с новыми руководителями клуба, которые беспорядочно меняли тренеров и недоплачивали премиальные. Навоевавшись, Д’Алессандро на год отъехал в «Ривер Плейт», но и там было неспокойно.

Болельщики упрекали его в том, что в отличие от Кавенаги с Домингесом он не вернулся в 2011-м, когда «Ривер» плюхнулся во вторую лигу. Желая сразу сыграть как можно лучше, Андрес получил мышечную травму через полчаса после дебюта и выбыл на месяц. А потом ошарашил тренера Гальярдо тем, что, заменившись в матче с «Сан-Лоренсо» из-за нового повреждения, достал на скамейке телефон и ответил жене в WhatsApp на вопрос: «Как ты?»

В августе 2016-го — в следующем матче после завоевания Суперкубка Южной Америки — Д’Алессандро упрекнул Гальярдо в том, что тот убрал его сразу после гола, и окончательно достал тренера. Марсело увел Андреса в душевую и сообщил: «Во-первых, я сделал это, чтобы тебе похлопали. Во-вторых, все решения я принимаю во благо команды».

Наладив отношения, они выиграли в декабре еще и Кубок Аргентины, после чего Д’Алессандро полетел спасать «Интернасьонал». Без него некогда лучший клуб Южной Америки вылетел из серии А.

Время, вперед

Пока другая команда из Порту-Алегри — «Гремио» — неслась к победе в Кубке Либертадорес, «Интер» колесил по бразильской глубинке. Особенно Андресу запомнилось путешествие в Луверденсе — с авиапересадкой и шестичасовой поездкой на автобусе.

Раздевалка была до того маленькой, что не вмещала всех игроков, а на поляне для разминки ползали ящерицы. После матча Д’Алессандро получил аудиозапись пресс-конференции тренера «Интера» Гуто Феррейры, обвинившего игроков в ничьей 2:2, и снова пошел на конфликт. Через неделю Феррейру сменил малоопытный Одаир Хеллманн.

После мучительного возвращения в серию А Андрес убедил руководство оставить Одаира, а тот поднял «Интер» на третье место и вывел в Кубок Либертадорес. По числу матчей в этом турнире Д’Алессандро в феврале 2020-го вышел на первое место среди аргентинцев.

До лидирующего в общем зачете уругвайского вратаря Эвера Альмейды еще далеко, поэтому на пороге сорокалетия Д’Алессандро подписал контракт с «Насьоналем» из Монтевидео и в понедельник отправится в поход за новым Кубком Либертадорес.

Первый матч — с «Архентинос Хуниорс». В Буэнос-Айресе. На стадионе имени Диего Марадоны. 

Читайте также: 

  • Альваро Рекоба. Долгая дорога к себе

Добавить комментарий